Крылатую фразу Геккельбери Финна «Я не позволю, чтобы хождение в школу мешало моему образованию» могут повторить как минимум 22 000 московских школьников – именно столько старшеклассников перешло в этом году на обучение экстерном.

В самом деле, чем ближе к вы¬пускным экзаменам, тем больше мешает необходимость каждый день ходить в школу. Уроки по предметам, которые в будущем не понадобятся, домашние задания, классные часы… Все это кажется лишним. Во всяком случае, если уже решил, куда будешь поступать.

Предположим, вуз технический, надо сдавать профильные экзамены — математику и физику. Тогда зачем писать рефераты по истории, готовить доклады по литературе, сдавать зачеты по биологии? Если это и нужно, то лишь для общего развития. А с практической точки зрения — пустая трата времени, которого и так катастрофически не хватает: два раза в неделю репетитор, два — подготовительные курсы, в выходные — лекции для поступающих. В результате старшеклассник становится бледным и задерганным, хронически недосыпает и, подходя по утрам к родной школе, мечтает, чтобы она сгорела.

Человек со стороны

Экстерн (от латинского externus — внешний, посторонний) — человек, который сдает экзамены за курс учебного заведения, в котором не обучался, вольноприходящий ученик, внешний слушатель. Соответственно, экстернат — система, позволяющая ребенку заниматься самостоятельно дома, а в школу приходить, только чтобы его проверили и поставили оценку. По окончании учебного заведения экстерн получает такой же аттестат, что и выпускник обычной школы, не содержащий никаких пометок о форме обучения.

История вопроса

В российских дворянских семьях домашнее образование было обычной практикой. Нередко репетиторы так готовили своих питомцев к гимназии, что те выдерживали экзамен сразу во второй, а то и в третий класс. Немало и обратных примеров. Молодые люди, выгнанные из шестого-седьмого класса за неуспеваемость и плохое поведение, к 20 годам брались за ум, самостоятельно штудировали учебники, сдавали экзамены сразу за весь гимназический курс и поступали в университет.

Экстернами по разным причинам были философ Питирим Сорокин, основоположник космонавтики Константин Циолковский, кибернетик, создатель первой советской ЭВМ Сергей Лебедев. Вольнослушателем (то есть ему даже отметок не ставили, переводя из класса в класс без экзаменов) посещал гимназию будущий премьер-министр России Сергей Витте. Большую часть школьной программы освоил самостоятельно нобелевский лауреат академик Виталий Гинзбург.

Самым знаменитым студентом-эктерном до сих пор остается Владимир Ульянов — его выгнали за неблагонадежность из Казанского университета, а через четыре года он, сдав 14 экзаменов по 18 предметам на высшую по тем временам оценку «весьма удовлетворительно», получил диплом первой степени Петербургского университета.

Из того же Казанского университета вышел, недоучившись, начинающий писатель Лев Толстой. Через два года, подготовившись, он сдал экзамены экстерном. Так же окончил консерваторию в Петрограде пианист Генрих Нейгауз.

В СССР экстернат был введен для того, чтобы аттестат могли получить часто болеющие ребята, дети-инвалиды, а также молодые люди, у которых не было возможности окончить школу вовремя.

Знай наших

Сегодня, чтобы перейти на экстернат, никаких уважительных причин не нужно. Это может сделать каждый, кому не хочется, некогда или нельзя каждый день сидеть за партой.

Большая часть экстернов — десятиклассники, у которых в школе нет особых проблем, они уже выбрали вуз и хотят высвободить время и силы для подготовки.

На такую систему переходят подростки, которые, по сути, уже работают: профессионально занимаются спортом или музыкой, снимаются в кино или рекламе, выступают на подиуме.

Еще одна группа — юноши из тех, кто хочет окончить школу раньше, чтобы иметь запасной год перед армией, или, наоборот, уже вернулся из армии, но среднего образования получить не успел.

Кроме того, нередко экстернами становятся ребятишки, в том числе самые маленькие (7-10 лет), чьим родителям не нравится происходящее в сегодняшней школе.

Относительно новое явление — в Москве в экстернат идут дети приезжих, не успевшие получить хорошее образование на родине. Единичные случаи — ребята, у которых возник конфликт в классе или испортились отношения с учителями.

Ну и, наконец, это шанс для хронических троечников, а также для тех, кто забил на учебу. Экстернат, как бег на короткую дистанцию, мобилизует, заставляет собраться, не требует возвращения к пройденному и повторения материала. В этих условиях получение хорошего аттестата вполне реально даже для не слишком одаренных и усидчивых учеников.

Сам — бесплатно, с помощью — за деньги

В Москве есть несколько вариантов окончить школу экстерном: бесплатно — для тех, кто занимается самостоятельно, и за деньги, если вы ходите в школу на специально организованные интенсив-занятия.

Полная самостоятельность

Согласно закону об образовании (ст. 10) и приказу Минобразования России «Об утверждении Положения о получении общего образования в форме экстерната» сдавать предметы экстерном можно в любой школе. Родители пишут заявление, образовательное учреждение выдает учебники, назначает сроки экзаменов — и вперед. В обязанности школы входит также организация лабораторных работ и две консультации по каждому предмету перед экзаменом.

Все это совершенно бесплатно, однако никакой ответственности за ребенка школа в данном случае не несет: если экзамен не сдан, тебя возвращают в обычный класс — учись вместе со всеми.

Интенсив

Постигать школьную премудрость в одиночку можно, но трудно, а главное, неизвестно, получится ли. В смысле — сдашь ли экзамен? Поэтому сегодня в Москве все большее распространение получает так называемая очная форма экстерната — интенсив.

Ученик посещает школу два-три раза в неделю, изучает предметы блоками, сдает их и переходит к следующим.

Занятия идут либо в первой, либо во второй половине дня и на обычные уроки не похожи. Вместо привычных ответов у доски, нового материала, закрепления — лекции и семинары по три пары в день. Плюс домашние задания (хоть их на следующий день никто не проверяет) и тестирование по результатам усвоения основных тем.

Обучение ведется по модульной системе. Сначала в течение двух — четырех недель, предположим, география и физика, потом экзамен по ним — и новый цикл: история и биология за 10 и 11-й классы, химия и физика, геометрия и астрономия. Выучил — сдал. Получить при такой системе плохую оценку не трудно, а очень трудно. К тому же любой предмет можно пересдать, причем не один раз, а несколько. Ну а тем, кто активно работает на занятиях и выполняет домашние задания, пятерку или четверку ставят автоматом. Иной раз преподаватели заранее интересуются, в какой вуз собирается школьник: если учащийся выбирает экономический факультет, придираться по химии к нему вряд ли будут. Русский, математика, а иногда и английский идут параллельно целый год — чтобы не забыть. В результате на май-июнь остается лишь ЕГЭ: два обязательных (русский и математика) и один по выбору.

До победного конца

Как уместить материал целого года в два месяца? Темы сгруппированы в блоки, дают только основу, объем информации максимально сжат. Например, курс химии за 11-й класс уложен в 20 часов вместо обычных 70. Кроме того, в интенсиве нет второстепенных предметов вроде экологии, мировой художественной культуры, экономики, москвоведения, ОБЖ, как, впрочем, и отнюдь не второстепенной физкультуры. Отказались в интенсиве и от классных часов, дежурств по школе и общественной работы.

Одни школы распределяют программу по классам: до Нового года — 10-й, после — 11-й. Другие — по предметам: в первом полугодии вся физика, химия, литература и другие необходимые дисциплины сразу за оба выпускных класса, во втором — что осталось. В апреле по всем предметам, которые идут в аттестат, оценки уже проставлены, май уходит на интенсивную подготовку к ЕГЭ по русскому и математике — их экстерны будут сдавать вместе со всеми выпускниками этого года.

Экзаменационные билеты раздают школьникам в начале занятий, вывешивают на сайт учебного заведения, обсуждают на занятиях. Всего с учетом промежуточной аттестации молодой человек должен сдать за год 12 экзаменов.

В частном порядке

Есть экстернат и в частных школах, и в негосударственных образовательных центрах, но здесь он похож скорее на индивидуальный учебный план. Когда детей в группе мало и учитель может работать с каждым по индивидуальному плану, несложно организовать экстернат не по общей схеме, а с учетом особенностей и интересов конкретного ученика.

Бывает, школьник пребывает с родителями за границей, а нужно получить российский аттестат. Тогда вероятно обучение по Интернету с консультациями и проверкой заданий по электронной почте. Если ребенок болен или ему трудно общаться, можно посещать школу два-три раза в месяц, сдавать зачеты, писать контрольные, брать новые задания. В одной школе вспоминают случай, когда десятиклассница (тогда учились десять лет) приезжала в школу всего раз в неделю, причем вечером: она поступила в училище при московской консерватории и оканчивала выпускной класс, будучи второкурсницей.

Противопоказания

Переводить ребенка на экстернат имеет смысл в том случае, если он все схватывает на лету, в интеллектуальном плане на голову выше сверстников, если ему скучно в классе, потому что он все уже знает. Умеет ли он записывать лекции? Самостоятельно работать? Распределять свое время? Составлять план и контролировать его выполнение? Если нет, с экстернатом лучше не связываться.

Некоторые школы экстерна, заботясь о конечном результате, не берут учеников с тройками. Официально, если среднее учебное заведение обычное, без углубленного изучения предметов, такая практика запрещена. Но к этим ограничениям стоит прислушаться.

Дневников в экстернате нет, посещаемость не контролируется, родителям никто не звонит и в школу не вызывает. Так что данная форма обучения вряд ли подойдет ребятам с тройками, проблемным детям, трудным подросткам. Они забудут и то, что получили при систематическом обучении, выбьются из колеи, а нового ничего усвоить не смогут. Если же ученик способный, действительно не стоит тратить время, ведь экзамены можно сдавать сразу за целую ступень: во втором классе за четвертый, в шестом или седьмом — за девятый. Но ребенка никто не должен заставлять учиться с опережением, он должен захотеть этого сам.

Марина МАКЕЕВА, «Обучение и карьера» №11 (135)