Открыт набор
на 2020-2021 учебный год
Скидки до 20% от школ партнеров

Современная школа учит технологии написания теста вместо добывания знаний

По решению Минобрнауки России выпускники школ этого года вновь откроют для себя особенности написания итогового сочинения. Задание, которое было привычным для школьников и учителей еще 10 лет назад, может стать серьезным испытанием для учеников, которые заканчивают школу в ближайшие пару лет.

Современная школа учит технологии написания теста вместо добывания знаний

Итоговое сочинение, как и любое нововведение, вызывает множество вопросов у выпускников, учителей и родителей. Как стало известно, балльная оценка за сочинение не предусматривается: только зачет или незачет. Но результат, полученный на этом задании, будет напрямую влиять на допуск к итоговой аттестации. У старшеклассников всего будет 3 попытки: в декабре, феврале и апреле.

Пока что темы сочинения остаются в секрете. Как и раньше, они станут известны только на самом экзамене. Темы сочинения разделены на 5 направлений, список которых можно посмотреть на сайте ФИПИ .

Известный казанский педагог, учитель русского языка и литературы, а также завуч школы № 72 Роман Гузенфельд прокомментировал возвращение итогового сочинения в школы. Он отметил, что сочинение, по большому счету, никуда и не исчезало: ЕГЭ по русскому языку всегда включало в себя и сочинение. Однако, из-за норм ЕГЭ, за 10 лет существования этой формы госэкзаменов была подорвана структура и содержание того, что принято считать сочинением. Оно было сведено к интерпретации текста, предложенного в задании, а ограничительные требования к заданию во многом обезличили итоговую работу.

По мнению педагога, сочинение является нужным заданием, так как современные дети имеют трудности с грамотным письменным изложением своих мыслей. Это происходит потому, что уже в начальной школе дети начинают меньше читать. Применение интерактивных средств во время уроков вытеснило живую речь детей и учителей. А замена тетрадей и ручек электронными учебниками и планшетами в некоторых экспериментальных школах грозит разучить детей и писать.

Гузенфельд уверен, что итоговое сочинение, скорее всего, вызовет у школьников сложности. Это связано с тем, что сочинение было возвращено в итоговую аттестацию слишком скоропалительно. Школам было предоставлено 3-4 месяца на подготовку, а дети вовсе не были предупреждены. Учителя до сих пор не владеют полной информацией о задачах сочинения и критериях его оценки. Ошибки будут отмечаться отдельно, однако в первую очередь будет оценивать содержание работы. Стресс, который школьники получат от данного задания, будет хотя бы частично нивелирован тем, что они будут писать его в стенах родной школы.

Гузенфельд отметил, что сочинение никуда и не исчезало из школьной программы, так как после прохождения любой значимой темы школьники пишут зачетную работу в форме сочинения. Однако то насколько самостоятельно они это делают, остается вопросом. В классе учащиеся не успевают закончить работу, а дома они вольны использовать интернет с Википедией и другими справочными материалами.

Казанский педагог уточнил, что использование ребятами интернет ресурсов с цитатниками и сборниками афоризмов никак не отражается на качестве письменных работ потому, что они, приходя в школу, тут же все забывают, поскольку в устной и письменной речи такими выражениями не пользуются. Существуют и исключения в виде нравственно и духовно развитых ребят, но для них нет принципиальной разницы, какой источник использовать – интернет или классическую литературу.

По словам Гузенфельда, традиционное итоговое сочинение, однако должно исправить текущую ситуацию, хотя и не сразу. При сдаче ЕГЭ дети ориентировались на лаконизм изложения и писали всего до 200 слов. А ведь раньше выпускники могли писать не менее 4-6 страниц. Школьники разучились грамотно формулировать свои мысли и доводы, опираясь на знание текста. ЕГЭ привел к натаскиванию учеников, обучению технологии написания теста вместо поиска знаний – того, что принято называть компетенцией. На уроках школьники совсем перестали говорить, а учебный процесс превратился в монолог учителя вместо диалога с учеником.